Вырубка леса! Урон экологии или санитарные нормы?

Сибирь
1(17)

Всем, наверное, интересно не гоняется ли за нами Greenpeace из-за того, что вырубаются деревья для строительства домов.
Вообще проблема экологии сейчас стоит остро и вырубка лесов в этом вопросе занимает не последнее место.

А когда мы предлагаем дома из кедра, некоторые, особо впечатлительные товарищи, практически теряют сознание!:)

Разберем этот вопрос раз и навсегда, чтобы миф «дары природы тратятся впустую» был разрушен.

Начнем с того, что заготовка леса и производство домокомплектов-2 разных направления одной и той же отрасли.

Организации, которые заготавливают лес, не производят бревно или брус, в виде конечного продукта для строительства дома, а заводы, производящие домокомплекты, не занимаются вырубкой (за редким исключением).

Все возможные места заготовки леса можно поделить на несколько групп:

  • Запрещенные к вырубке (заповедники, национальные парки).
  • Леса ограниченной эксплуатации, где можно вырубать только по разрешению и в ограниченном количестве.
  • Эксплуатационные леса, специально посаженные для заготовки. Законная вырубка леса не несет вреда для экологии, т.к. по действующему законодательству взамен вырубленных деревьев будут посажены новые (как раз за это заготовитель платит пошлины).

 

Чтобы не быть голословными, мы встретились с профессионалом в данном вопросе, руководителем одной из лесозаготовительных баз Красноярского края Сергеем Ивановичем Б.

— Сергей Иванович, добрый день. Расскажите о себе в двух словах.

— Добрый день. Я в лесной отрасли около 35 лет. Начинал в начале 80-х в лесном хозяйстве, работал технологом. Занимались в основном изготовлением пило материалом. Затем работал на производстве фанеры и ДСП, дослужился до должности главного инженера. В 2006г. перешел на лесозаготовительное предприятие и по сей день работаю здесь. На сегодняшний день занимаю должность руководителя базы.

— Дайте свою оценку вырубке леса на сегодняшний день.

— В целом вырубка довольно активная, много организаций занимается этим бизнесом. Могу сказать, что среди них есть те, кто работает по серым схемам, но это вопрос скорее к регулирующим органам. По моей субъективной оценке при Советской власти вырубалось леса в разы больше. Существовали лесные хозяйства, которые вели активную деятельность. В 90-е часть из этих предприятий перешли в частные руки, другие прекратили свое существования.

— Какие факторы вы видите проблемными для отрасли в целом?

— Их на самом деле несколько. Первое — это, конечно же, незаконная вырубка. Государство получает деньги с заготовителей для восполнения лесных запасов, высадки саженцев, проведения мероприятий против лесных пожаров и т.д. Люди, которые эти деньги не платят, наносят урон природным ресурсам, а лес, как вы знаете, ресурс, который восстанавливается очень долго. Десятками и даже сотнями лет. С этим нужно бороться.

Второй момент — это экспорт. Иностранные компании вывозят достаточно большие объемы древесины ежегодно, организуют собственные производства различного уровня. Это скорее не проблема, а фактор, обуславливающий серьезные объемы вырубки. Такие решения (прим. продавать лес за границу или нет) принимаются на уровне правительства, стратегии государства, поэтому комментировать эти решения считаю неуместным.

Ну и самый, пожалуй, острой проблемой видятся пожары. Сотни тысяч кубов леса пропадают в пустую ежегодно. Аномальные цифры.


По моей субъективной оценке при Советской власти леса вырубалось в разы больше. 


— Как можно решить вопрос с пожарами раз и навсегда? Мы вроде живем в 21 веке, неужели нет технологий, которые могут предупредить опасность?

— Понимаете, зачастую лесной пожар-это дело случая, неаккуратности. Вы спрашиваете про вырубку — так вот лес, это как дорожное полотно. За ним тоже нужно ухаживать, следить и предупреждать проблемы. Поймите, что вырубать лес необходимо! Если этого не делать, то деревья, у которых подходит срок жизни, превращаются в сухостой, валятся, образуя валежники (прим. валежник — упавшие на землю в лесу стволы деревьев или их части: сучья, ветви, сухие и гниющие) и по сути превращаются в сигарету рядом с бензоколонкой. Малейший намек на огонь и получаем очаг возгорания. Поэтому вырубать нужно, вопрос в том, что делать это нужно с умом.

Что касается пожаров, я не специалист в этом вопросе, но не нужно быть профессионалом, чтобы понимать, что предупредить проблему, проще, чем ее ликвидировать. Как это сделать? Считаю, что это глобальный вопрос и быстрого и простого ответа на него нет.

— Как вы считаете, компании, которые занимаются производством деревянных домов наносят существенный урон лесным ресурсам?

— Я не знаю, как с этим вопросом обстоят дела в других регионах, могу говорить исключительно про Сибирь. Процент древесины, который идет на строительство частных домов, очень очень небольшой. Да и назначение этого леса считаю абсолютно положительным: пусть наши граждане живут в хороших деревянных домах. Тем более, если дом изготовлен из нашей сибирской древесины не сомневаюсь, что будущие жители останутся довольны. В большей степени дерево заготавливается для дальнейшего производства различного рода погонажных изделий: доски, бруса, фанеры и многое другое.


Процент вырубаемой древесины, который идет на строительство частных домов, очень небольшой. 


— Сергей Иванович, как обстоят дела с редкими породами: кедр, лиственница.

— Такая древесина не особо интересна в промышленных масштабах. В большей степени, эти породы интересуют строителей домов, такие организации, как ваша.  Китайцы практически не берут кедр , он слишком мягкий. Лиственница слишком прихотлива к обработке, слишком плотная. Из лиственницы производят доску и брус, но в разы меньше, чем из сосны. Ходовой лес — это сосна, ель.

— Последний вопрос: что вы думаете про деревянное домостроение, какими темпами развивается отрасль?

— Сейчас такое домостроение набрало хорошие обороты. Несмотря на кризис, отрасль развивается, все больше людей выбирают для себя экологичные дома, многие производства работают на полную мощность, кто-то расширяется. Так что динамика довольно хорошая. Видимо тянет нашу душу к истокам, к природе, к истинно русским традициям.

— Спасибо большое за развернутые ответы.

— Пожалуйста, успехов вам!

 

 

Рассказать друзьям:
Ежемесячная рассылка:

Подпишитесь на рассылку, чтобы не пропустить интересные статьи

  • Сергей

    Даа, был в Сибири, в заповеднике Столбы, г Красноярск, видел кусочек тайги, по словам бывалых, валежники могут достигать 1,5-2 метра в высоту!